Главная » 2013 » Декабрь » 24 » Футбол в оккупированном Киеве
20:37
Футбол в оккупированном Киеве

Футбол в оккупированном Киеве


22 июня 1941 года Германия напала на СССР. С началом войны большинство игроков были призваны в ряды в Красной Армии, народное ополчение и истребительные батальоны. 1 июля началась эвакуация из Киева. Но футболисты «Динамо», подлежавшие призыву, оставались в городе. Тренер команды Михаил Бутусов и бывший капитан команды Константин Щегоцкий пытались уговорить начальника киевского НКВД Льва Варнавского отправить в тыл не только новичков-футболистов из Западной Украины, но и всех остальных членов команды. Варнавский увидел в этом трусость и отказался помочь с эвакуацией.


В начальный период войны германское командование освобождало из плена украинцев. Так, вернулись из плена Михаил Свиридовский, Федор Тютчев, Михаил Путистин, Николай Коротких, Николай Голимбиевський, Лев Гундарев, Иван Кузьменко, Алексей Клименко, Павел Комаров, Юрий Чернега, Александр Ткаченко и Михаил Мельник. Кроме того, в начале войны в народное ополчение записался Николай Трусевич, воевал батальонным разведчиком, однако был ранен и не смог выйти из окружения, поэтому также вернулся в оккупированный Киев .

Афиша матча «Старт» — «Флакельф»9 августа 1942

При оккупационном режиме, который воцарился в Киеве, каждый футболист должен был встать к труду, чтобы, прежде всего, выжить и не быть обвиненным в саботаже. Коротких работал поваром в столовой, Путистин устроился туда же мастером. Василий Сухарев работал на железной дороге. Чернега пошёл работать в охрану горуправы, в полицию пошли Гундарев, Голимбиевський, Ткаченко и Георгий Тимофеев. Директор киевского хлебозавода Йозеф Кордик — чех, из военнопленных бывшейавстро-венгерской армии времен Первой мировой войны — занимался спортом с личной привязанности. Именно он дал работу на хлебозаводе № 1 известным довоенным украинским спортсменам: здесь работали боксеры Трофимов, Туровцев, Червинский, гимнасты Ганин, Эме, Шинкаренко, пловцы Михайленко, Салопин. Сюда же он пригласил на работу и футболиста М. Трусевич, по которым пришли ещё семь динамовцев: Свиридовское, Кузьменко, Клименко, Макар Гончаренко, Путистин, Тютчев, Комаров и Владимир Балакин, который до войны играл за «Локомотив».

По инициативе Кордика из них и была сформирована команда. Кроме этих первых футболистов, впоследствии за команду хлебозавода начали играть ещё динамовцы Мельник, Гундарев, Коротких, Чернега, Тимофеев и Василий Сухарев, который до войны играл за «Локомотив» . Команда оказалась достаточно опытной и возрастной. Самому молодому (Мельнику) было 27 лет, а самому старшему (Тютчеву) — 35.

Стали тренироваться на стадионе «Зенит», построенном в 1930-е годы по ул. Керосинной, 24. Играли в красных футболках. Команду назвали «Старт». В её состав вошли бывшие динамовцы: М. Трусевич, И. Кузьменко, А. Клименко, Н. Коротких, Макар Гончаренко, Павел Комаров, Михаил Путистин, Михаил Свиридовский, Федор Тютчев и бывшие игроки «Локомотива» Владимир Балакин, Михаил Мельник и Василий Сухарев.

Стадион «Динамо» стал называться Немецким стадионом, а Республиканский — украинским. Именно на нём 7 июня 1942 года состоялось официальное открытие футбольного сезона. Играли команда «Старт» хлебозавода № 1 и команда «Рух». Победили бывшие опытные динамовцы со счетом 7:2. Такими же победными были и все последующие встречи, происходившие уже на стадионе «Зенит»: 21 июня — с командой венгерских воинов (6:2), 5 июля — с румынскими солдатами (11:0), 17 июля — с немецкой командой железнодорожников (6:0). Однако 17 июля эту разгромную победу газета «Новое украинское слово» полностью раскритиковала:

«Но выигрыш этот никак нельзя признать как достижение футболистов «Старта». Немецкая команда состоит из отдельных сильных футболистов, но командой в полном понимании этого слова её назвать нельзя. И по этому нет ничего удивительного, ибо она состоит из футболистов, которые случайно попали в часть, за которую играют. Ощущается и недостаток тренировок, без которых никакая команда не сможет ничего сделать. Команда «Старт», как всем хорошо известно, в своей основе состоит из футболистов бывшей команды мастеров «Динамо», поэтому и требовать от них следует значительно больше, нежели то, что они показали в этом матче.»

Команда «Старт» (в темных футболках) и «Флакельф» (в белых) перед первым матчем 6 августа 1942 года

Однако украинские футболисты продолжили победную серию. 19 июля — с венгерской командой MSG Wal (5:1). Через неделю мадьяры вызвали «Старт» на матч-реванш и снова проиграли — 2:3. 6 августа состоялся матч «Старта» с командой немецких зенитчиков «Flakelf», и снова победа — 5:1. 9 августа состоялся матч-реванш с зенитчиками . «Старт» победил со счетом 5:3. Именно этот матч стал легендарным «Матчем смерти» . О нём написал Лев Кассиль, впервые назвав его «матчем смерти». С тех пор этот матч стал одним из советских мифов, носившим политико-воспитательную окраску. В 1957 году появилась повесть Петра Северова и Наума Хелемского «Последний поединок». Мифотворцы заменили команду зенитчиков на сборную «Люфтваффе» — военно-воздушных сил Германии, хотя не известно, существовала ли такая команда вообще. Потом сняли художественный фильм «Третий тайм», действие которого происходило почему-то не на Керосинной, а на верхнем тренировочном поле Республиканского стадиона. Всех живых участников «матча смерти» и тех, кто погиб, наградили боевыми медалями «За отвагу». М. Путистин отказался от награды.

16 августа «Старт» играл с «Рухом» и победил со счетом 8:0. Это была последняя игра «Старта». Всего футболистами «Старта» был сыгран с 7 июня по 16 августа 1942 года 10 матчей, добыто 10 побед, забито 56 голов, пропущено — 11.

18 августа 1942 года футболистов, которые работали на хлебозаводе — Трусевич, Путистина, Кузьменко, Клименко, Гончаренко, Тютчева, Свиридовского, Балакина и Комарова арестовали. На футболистов донесли, что команда «Динамо» была в ведении НКВД, а её игроки числились в штате НКВД и имели воинские звания.

— Из показаний Свиридовского:

«16 августа сыграли последнюю игру, сыграли очень удачно. 18 августа около десяти часов утра во время нашей работы - мы грузили муку на склад - нас вызвали к директору ... Приходим. Сидит гестаповец, стоит машина ... В это время на заводе не было Тютчева и Гончаренко. Тютчев после матча получил повреждение, пошел в больницу, а Гончаренко был в отсутствии ... Привезли нас на Короленко, 33 в гестапо, заключили во внутреннюю тюрьму. ... При допросе мы узнали, что Гончаренко и Тютчев тоже сидят ... Балакин был освобожден. Он ничего к «Динамо» не имел, а брат его был в «Динамо». Мы были преданы. Нас обвиняли в том, что «Динамо» было организована НКВД, а раз так, то цель организации понятна... Из 8 арестованных освобожден только Балакин, который состоял в команде «Локомотив».»

— Из показаний Макара Гончаренко:

«18 августа 1942 года я был арестован гестапо по доносу некого Швецова, который сообщил немцам о том, что я являюсь работником НКВД, по этой же причине вместе со мной были арестованы другие товарищи: Трусевич, Клименко, Кузьменко, Путистин, Комаров, Тютчев, Свиридовский и Балакин. После допроса нас отправили в Сырецкие концлагеря, где мы находились 14 месяцев, с сентября 1942 по октябрь 1943 года.»

За полгода, накануне 25-й годовщины Красной армии 23 февраля 1943 года, подпольщики сожгли механический завод «Спорт», куда немцы привезли сто саней для оковки. Сгорели все основные цеха. За это на следующий день, 24 февраля, в Сырецком концлагере состоялся расстрел сорока заложников, в число которых попали и три футболиста «Старта» — Трусевич, Кузьменко и Клименко. При других обстоятельствах погиб в полиции безопасности Коротких, арестован как кадровый сотрудник НКВД.

Чудом удалось бежать из концлагеря Тютчеву, Гончаренко и Свиридовском.

— Из показаний Свиридовского:

«Первым сделал побег из этого лагеря Тютчев. Бежал с группой грузчиков из четырех человек, бежали с Подола. После этого бежал я и Гончаренко с Мельниковым, в числе 16 человек, то есть всей бригадой удрали. В побеге нам помогла полиция. Среди них были спортсмены-футболисты. Они заметили, что мы начинаем сматывать удочки, отвернулись в сторону, как будто бы не видят.»

Путистина в октябре 1943 года послали на погрузочные работы на завод «Большевик». Оттуда ему удалось бежать и даже выбраться из Киева. Комарова угнали в Германию во время эвакуации Сырецкого концлагеря в сентябре 1943 года.

Кроме того, не все футболисты «Динамо», которые попали в советскую армию вернулись домой. Так, во время обороны Киева в районе Ирпеня погиб левый крайний Иосиф Качкин, не вернулись с фронта Михаил Волин и Борис Афанасьев.

Лишь 2 мая 1944 года, после возвращения советской власти, на стадионе «Динамо» состоялась товарищеская встреча киевских динамовцев с московским Спартаком. Из довоенных игроков в составе «Динамо» остались Антон Идзковский, Николай Махиня, Пётр Лайко, Павел Виньковатов, Николай Балакин, Константин Калач, участники матчей 1942 года — Макар Гончаренко и бывшие игроки «Локомотива» Владимир Балакин и Василий Сухарев.





Просмотров: 664 | Добавил: borschaga | Теги: Футбол в оккупированном Киеве | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar